Мигранты

Трудовые мигранты или угроза национальной безопасности?

Заседание дискуссионного клуба «Достоевский».

Тема: «Трудовые мигранты или угроза национальной безопасности?»

78% — за визовый режим

78% граждан России выступают за визовый режим со Средней Азией.

Это данные свежего опроса ВЦИОМ.

«За ограничение притока мигрантов», если быть точным, но все же понимают, о чём идёт речь. Опрос всероссийский, выборка большая, погрешность низкая. Про 78% — самая крутая цифра, но там есть и другие, не менее интересные: 81% считают, что работодателю выгоднее нанять мигранта (то есть согласны, что гастарбайтеры отбирают у них рабочие места), а 63% «ощущают присутствие значительного числа мигрантов в своих населённых пунктах» (перевод с социологического: «заходишь в метро на Южке — попадаешь в Душанбе»). Ну и 40% уверены, что «мигранты должны жить отдельно, на специально выделенных территориях». Это мы с социологического переводить уже не будем, потому что разжигать межнациональную рознь нехорошо.

Тут есть два любопытных момента. Первый: на прошлой неделе частный Левада-Центр нашёл у русских чувство национального превосходства, и вот теперь государственный и вполне сервильный ВЦИОМ обнаружил у них нелюбовь к мигрантам — несмотря на то, что пропаганда многонациональности раздаётся из каждого утюга.

Второй момент, важный: во всех этих цифрах проступают контуры будущей России. Национальной и демократической. В которой для визового режима со Средней Азией и укрощения горных россиян не понадобится никакого фюрера, танков на площадях, штурмовиков с факелами и прочей азиатской ерунды. Достаточно будет собраться и спокойно проголосовать.

78% — за визовый режим.
14% — против.
8% — воздержались.

Читать далее

Мигранты. Безработица. Преступность

Это видео про мигрантов из Средней Азии, которые оказывают негативное влияние на рынок труда в крупных городах. Особенно в Москве и Московской области, где фиксируется значительная доля мигрантов (до 60% всех мигрантов России). Фильм показывает разные негативные стороны, связанные с огромным притоком мигрантов, их влияние на трудовые отношения, уровень оплаты труда, безработицу, преступность.

МВД: Приезжие совершают в Москве 75% изнасилований, 90% преступников — выходцы из стран Азии: Таджикистан, Узбекистан, Киргизия

Приезжие совершают в Москве 75% изнасилований, 90% преступников — выходцы из стран Азии, заявил в четверг на круглом столе «Профилактика и противодействие насилию в отношении женщин» замначальника управления уголовного розыска ГУМВД Москвы Михаил Трубников.

Он отметил, что полиция практически каждый день сталкивается в столице с такими видами преступлений как изнасилование и насильственные действия сексуального характера.

«Если брать сухую статистику, у нас идет снижение по сравнению с прошлым годом. Но здесь нужно учитывать латентность этого вида преступления. Зачастую женщины не сообщают практически», — сообщил он.

По его словам, один из главных факторов, вызвавших большое снижение числа изнасилований, это большой отток мигрантов из столицы. По его словам, основной массив сексуального насилия происходит именно в их среде. Более того, огромная проблема, с которой сталкивается полиция в этой сфере, это педофилия. «Я хочу сказать, она стоит даже выше, чем проблема изнасилований», — заявил представитель полиции.

«Если брать общую статистику и разделить на количество изнасилований, кто их совершает, то 75% совершают приезжие не московского региона. Из них 90% — это выходцы из стран Азии: Таджикистан, Узбекистан, Киргизия», — сообщил Трубников.

Беженцев потрошили на органы в Турции, а тела сбрасывали в нейтральные воды

Они плавают в прозрачных толщах Средиземного моря, маленькие человечки с плотно сжатыми губами и восковыми лицами. Волны качают их, словно голубая колыбель. Соль разъедает их кожу, а рыбы пожирают их плоть. Сильное течение выбрасывает маленьких утопленников на греческие острова, прямо на голые камни.

Прошлые осень и зима стали кошмаром для жителей острова Лесбос. Отсюда до турецкого берега всего шесть с половиной километров. Трупы беженцев, и детей, и взрослых, негде было хоронить. На острове просто нет мест на кладбищах из-за нехватки земли, и могилы стоят дорого. Однажды контейнер со 120 телами простоял на жаре почти две недели. Наконец, в горах нашли старое заброшенное кладбище, к которому уже заросла тропа. Туда и стали всех сваливать в безымянные могилы под номерами. Ни имен, ни национальностей. Может, когда-нибудь этим несчастным поставят памятник: «Тем, кто не достиг своей цели. Покойтесь с миром».

Но греческие таверны полнятся страшными слухами. Пьяные рыбаки стучат кулаками о деревянные столы и клянутся: Да, да! Мы видели! Своими глазами! Детей и взрослых с зашитыми животами! Их потрошили на органы там, в Турции, а потом контрабандисты сбрасывали трупы в нейтральных водах, надеясь, что рыбы и соль закончат черную работу.

«Почему же полиция здесь, на Лесбосе, не начала расследование? – скептически говорю я. «Ах, что ты понимаешь? – кричит рыбак (люди здесь очень эмоциональные) по имени Ставрос. – Ты не представляешь, что здесь творилось.

С конца лета на берег ежедневно высаживались тысячи людей. Часть из них — больные и раненые. У нас на острове не хватает докторов даже для своих, а тут такое нашествие! Никто не был к этому готов. Властям надо было думать о живых, а не об утопленниках и не о тех, кто умер уже на острове. Стояла адская жара, тела разлагались. Никаких экспертиз. Быстрее в землю и забыть. А я вот не могу забыть. У одного мальчика были вырезаны глаза. Именно ВЫРЕЗАНЫ. Они говорят: рыбы съели. Ха! Я рыбачу уже тридцать лет. Рыбы — не хирурги. Как думаешь, на что идут глаза? На пересадку роговицы? Не знал. Думал, их вырезают, чтоб не опознали. Я всякое повидал, но тот мальчишка до сих пор мне снится».

Читать далее